пятигорск кисловодск ессентуки железноводск
Гостиницы Приэльбрусья
Сегодня  На главную | Фотографии | Новости медицины | | В избранное 
Лермонтовский Пятигорск | Пятигорск периода первой ссылки на Кавказ

Лермонтовский Пятигорск

Пятигорский бульвар и площадка у Елизаветинского источника

Пятигорский бульвар на Главной улице в период первой ссылки поэта был одним из самых излюбленных мест «водяного общества». В повести М. Ю. Лермонтова «Княжна Мери» встречается целый ряд зарисовок отдельных сцен, происходивших здесь в разные часы дня, В своем дневнике от 11 мая на следующий день по прибытии в Пятигорск Печорин записывает: «Опустясь в середину города, я пошел бульваром, где встретил несколько печальных групп, медленно подымающихся в гору». Эти встречи на бульваре происходили ранним утром. Следующая запись того же дня относится к более позднему времени. «Молча с Грушницким спустились мы с горы и прошли по бульвару мимо окон дома, где скрывалась наша красавица...»

«После обеда,- записывает он несколько далее,— часов в шесть я пошел на бульвар: там была толпа; княгиня с княжною сидели на скамье, окруженные молодежью, которая любезничала наперерыв. Я поместился в некотором расстоянии на другой лавке, остановил двух знакомых Д... офицеров и начал им что-то рассказывать; видно, было смешно, потому что они начали хохотать, как сумасшедшие. Любопытство привлекло ко мне некоторых из окружавших княжну; мало-помалу и все ее покинули и присоединились к моему кружку. Я не умолкал: мои анекдоты были умны до глупости, мои насмешки над проходящими мимо оригиналами были злы до неистовства... Я продолжал увеселять публику до захождения солнца».

16 мая Печорин вновь отмечает в своем дневнике: «Поздно вечером, то есть часов в И, я пошел гулять по липовой аллее бульвара». Приведенные цитаты показывают, какое большое место в жизни «водяного общества» занимал в лермонтовское время пятигорский бульвар. Чтобы иметь некоторое представление о посещавшем в то время бульвар «водяном обществе», можно привести выдержку из книги Броневского «Поездка на Кавказ». «Не верится глазам,- пишет он,- чтобы в такой глуши можно было найти и бульвар, липами обсаженный,... и на нем почти такое многолюдство, как на Невском проспекте, почти такую же пестроту и щегольство, с тою только разностию, что тут подле бульвара журчит по камешкам ручей минеральной воды, запах которого, хотя не услаждает обоняние, но обещает то, для чего столько беспокойств претерпели в дороге...»

«После обеда,- продолжает несколько далее Броневский,- мне стоило подвинуть свое кресло к окну, и полный венецианский карнавал представлялся глазам моим. Столичные и провинциальные одежды представляли здесь смесь истинно маскарадную: кто во фраке и в черкесской шапке, кто, завернувшись в широкий плащ, шел посреди собрания в колпаке, кто в бурке и под вуалью, кто в нанковом сюртуке и в шитом золотом картузе. Слуги и служанки, столь же разнообразно одетые, несут в купальни узлы, ковры, подушки и тюфяки. От пяти часов и до позднего вечера бульвар, перед окнами моими проходящий, кипит многолюдством, пестреет от разноцветных одежд, полковая музыка гремит, и я, сидя у окна и ничего не делая, бывал очень занят, иногда уставал, но не скучал...»

Не менее многолюдные собрания «водяного общества» происходили в те же годы на том месте, где сейчас стоит красивое здание Академической галереи, построенное в 1847-1849 годах по проекту архитектора Уптона. Там в лермонтовское время была небольшая продолговатая площадка с колодцем кислосерного (Елизаветинского) источника, скромным ванным домиком и временного типа галереей, которая пользовалась среди «водяного общества» большой популярностью. Местность в районе источника была в те годы вполне благоустроена и отличалась великолепными видами.

Прекрасное представление о ней дает небольшая картина М. Ю. Лермонтова «Вид Пятигорска», обнаруженная незадолго до Великой Отечественной войны в одном из антикварных магазинов города Вильнюса. В книге В. Броневского мы находим довольно интересные сведения о самом обществе, ежедневно с самого раннего утра посещавшем целебные источники.

Дамы,— пишет он,— не обращая, по-видимому, никакого внимания на своих подруг и замечая только, как которая одета, с важностью принимают услугу кавалеров, и, не сказавши ни слова с своею соседкою, уже враждуют взорами. Мужчины разделяются: каждый ищет разговора в своем кругу, каждый услуживает своим дамам, каждый имеет своих особливых знакомых. У них предмет разговора один: о болезнях и способах лечения; почитающие себя знатоками добродушно навязывают всякому свой способ лечения, как самый действительный, опровергая все другие, как недостойные следования...».

Интересные сведения о посетителях вод дает очень редкая, запрещенная цензурой книга Хамар-Дабанова (псевдоним Е. Лачиновой) «Проделки на Кавказе». «Какое жалкое зрелище,— пишет Лачинова,— представляет это гулянье, которого однообразие прерывается только тем, что гуляющие каждую четверть часа подходят к ключу пить из целебной струи. Инвалид среди множества разновидных стаканов, которые висят на длинных тесьмах, снимает с крючка тот, который вам принадлежит, погружает его в горячий источник, выполаскивает и подает вам. Таким образом вы проглотите стакана три и потом идете ходить или садитесь в какой-нибудь беседке рассматривать лица больных, проходящих мимо вас. Между тем, инвалид систематически вешает ваш стакан на свое место, наблюдая всегда самое пунктуальное старшинство: вы можете быть уверены, что стакан подполковника не будет никогда висеть выше стакана полковника и так далее». «И кого не найдете здесь,- продолжает Лачинова,-И военных всех мундиров, и разжалованных, и статских, и монахов, и купцов, и мещан, и столичных модниц, и толстых купчих, и чванных чиновниц, и уморительных оригиналов: не забудьте, что все это натощак и спросонья. Несмотря, однако, на господство самых отвратительных страданий, волокитство и чванство не покидаются. Жалко смотреть, как иная бывшая красавица, увядающая от болезней и годов, ищет пленить кого-нибудь своими потухшими взорами, которые выглядывают из-за бледно-желтых щек. Забавно видеть, как иной генерал и тут не оставляет своей важности. Громко судит и рядит и счастлив, что его стакан висит выше других. Как самонадеянно останавливает он гуляющих обер-офицеров, готовый при малейшем неудовольствии напомнить свой превосходительный чин, как принуждает их выслушивать самые пошлые рассказы, самые бессмысленные предположения. Всякий из этих господ корчит Наполеона. Многие корчили бы и Фридриха Великого, но не все знают об его существовании... А толков-то, толков!..

Чего не наслушаетесь вы на этих гуляньях! И пересуды, и сплетни, и жалобы — то на скуку местопребывания, то на неудобства дороги, то на грубость и притеснения станционных смотрителей, то на недостаток в лошадях и на прочее. Большею частью, однако ж, предметом разговора служит разбор военных действий на Кавказе и методы лечения пятигорских медиков, которые, сказать мимоходом, живут между собою, как кошки с собаками. Заключением всех пересудов — хула директору минеральных вод... Здесь услышите старого моряка, уверяющего, будто самый лучший образ лечения выпивать по осьми — десяти стаканов горячей серной воды утром и столько вечером: такое лечение он предпочитает даже морским пуншам, которые совсем не гомеопатически пивал во время оно.

С ним спорит больной, утверждающий, что весьма достаточно трех стаканов, и то должно пить в продолжении трех часов. Третий, присоединившийся к ним, замечает, что трех стаканов мало, потому что глотать их надобно лишь до половины: газ испаряется, пока больной подносит стакан ко рту..

Реклама на сайте



Оглавление
Глава 1.
Из истории Пятигорска 1820-1830-х годов.

Начало застройки
Дороги
Условия жизни
Посетители
Торговля
Дома Е. А. Хастатовой в Пятигорске и Кисловодске
Преобразование Горячих Вод в город Пятигорск
Пятигорье в юношеских произведениях Лермонтова

Глава 2.
Пятигорск периода первой ссылки М. Ю. Лермонтова на Кавказ

В изгнание
«...Я приехал на воды весь в ревматизмах»
Чистенький, новенький городок
Емануелевский парк
Пятигорский бульвар и площадка у Елизаветинского источника
Беседка «Эолова арфа»
Пятигорская ресторация
Пятигорский Провал
Почта
Магазин Челахова
У целебных источников
Доктор Ф. П. Конради

Кавказское окружение М. Ю. Лермонтова в 1837 году
П. И. Петров
А. А. Хастатов
Н. М. Сатин
Н. В. Майер
Н. П. Колюбакин
О прототипах княжны Мери
Встречи с декабристами
В. Д. Вольховский

Глава 3.
Вторая ссылка М. Ю. Лермонтова на Кавказ

Лермонтов на Кавказе в 1840 году
Поездка в Петербург в начале 1841 года
Последний приезд в Пятигорск
Дом на усадьбе В.И.Чиляева (Домик Лермонтова)
Лечебные ванны
Дом Верзилиных
Генеральша Мерлини
Тайный надзор на Кавказских Минеральных Водах

Ближайшее окружение поэта
А. А. Столыпин (Монго)
С. В. Трубецкой
М. П. Глебов
А. И. Васильчиков
Р. И. Дорохов
Л. С. Пушкин
Н. П. Раевский
Снова в кругу декабристов
Последние встречи
Н. С. Мартынов - убийца поэта
А. С. Траскин
Перед дуэлью
Дуэль
После дуэли
Увековечение памяти М. Ю. Лермонтова в Пятигорске



Музей М. Ю. Лермонтова Музей А. А. Алябьева Лермонтовские места Достопримечательности Достопримечательности Старые открытки и фото Фото Пятигорска Фото Железноводска Фото Кисловодска Фото Ессентуков Объективы друзей Наш Пятигорск Online