пятигорск кисловодск ессентуки железноводск
Гостиницы Приэльбрусья
Сегодня  На главную | Фотографии | Новости медицины | | В избранное 
Музейные объекты Пятигорска | Дом - музей Лермонтова в Пятигорске

 Музей «Домик Лермонтова»

Дом - музей Лермонтова в ПятигорскеС того дня, когда Лермонтов переступил порог небольшого домика на краю города, у подножия Машука, прошло уже почти полтора столетия. В майский день 1841 года зашел он сюда вместе со своим другом и родственником А. А. Столыпиным, чтобы осмотреть предложенную им квартиру. Даже по местным пятигорским условиям, не говоря уже о Петербурге, квартира оказалась очень скромной. И все же поэту понравилось здесь. Особенно с той минуты, когда он вышел на небольшую терраску, пристроенную к домику со стороны палисадника.

Над камышовыми кровлями соседних построек и зелеными верхушками молодых деревьев виднелась белоснежная горная цепь с возвышавшимся над ней двуглавым Эльбрусом. Не было поэту ничего дороже с детства полюбившихся гор, ставших постоянными спутниками его жизни: «вдали те же горы, но хоть бы две скалы похожие одна на другую—и все эти снега горели румяным блеском так весело, так ярко, что кажется, тут бы и остаться жить навеки». А с другой стороны, с севера, во двор глядел ласковый Машук и как бы держал домик в своих могучих протянутых ладонях. С тех пор в ничем не примечательный, небольшой, покрытый камышовой кровлей домик вместе с поэтом поселилось бессмертие. Но судьба домика сложилась не сразу. Она была такой же трудной, как и жизнь самого поэта. Многие десятилетия домик переходил от одного частного владельца к другому. Среди них попадались не только плохие ценители этой исторической реликвии, но и просто никудышные хозяева. Дом ветшал, порою над ним нависала серьезная опасность разрушения.

Только в 1912 году после долгих и настойчивых требований передовой общественности домик был выкуплен Пятигорской городской думой и передан в ведение Кавказского горного общества, которое тогда же обосновало в нем музей, дав ему утвердившееся в народе уважительно теплое название - «Домик Лермонтова».

Территория музея-заповедника После Октябрьской революции домик поэта был взят государством на сохранность как памятник отечественной культуры. С 1946 года в музей вошел расположенный по соседству бывший дом Верзилиных, в котором часто бывал Лермонтов и где он был вызван на дуэль. Через два года в верзилинском доме открылся литературный отдел музея. В 1964—1967 гг. были выполнены большие работы по реставрации домика поэта, восстановлению его первозданного облика. В 1973 году началась новая глава в истории музея. Совет Министров РСФСР принял постановление об образовании Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова на базе музея «Домик Лермонтова» и лермонтовских мест в Пятигорске, Кисловодске, Железноводске. Музей «Домик Лермонтова» и окружающий его старейший городской квартал Пятигорска стали центром и важнейшей составной частью лермонтовского заповедника.

Широкий размах приняли работы по восстановлению мемориального лермонтовского квартала. Реставрированы переданные музею четыре дома, расположенные на бывшей усадьбе Уманова. Таким образом, восстановлен прежний облик значительной и исторически самой ценной части мемориального квартала. В одном из домов Уманова в 1979 году открыт экспозиционный отдел «М. Ю. Лермонтов в изобразительном искусстве». Пятигорье занимает особое положение среди мест, овеянных поэтической славой Лермонтова. Трудно найти на Кавказе другой уголок, где бы так тесно переплетались нити личной и творческой биографии поэта.

С этим краем связаны его первые детские впечатления и первые поэтические открытия. Здесь не раз Лермонтов находил себе приют в годы изгнаний. В этом крае свершалась творческая история одного из гениальных его созданий — романа «Герой нашего времени». Потрясенному страшной июльской грозой Пятигорью суждено было запечатлиться и в последнем прощальном взоре поэта, сраженного у подножия воспетого им Машука. Многое напоминает здесь о Лермонтове. Изо дня в день тысячи людей проходят по заповедным тропинкам, вспоминая о великом поэте. Но кто бы и по каким бы лермонтовским тропинкам ни пошел, он непременно придет сюда, к этому маленькому домику, освященному поэтическим гением Лермонтова. Домик Лермонтова находится на улице Лермонтова, 4. В настоящее время он является центром мемориального комплекса, осмотр которого начинается с дома Верзилиных.

Территория музея-заповедника Стоит домик в центре двора, как бы нарочно выдвинувшись на середину усадьбы, чтобы дать возможность обойти и осмотреть его со всех сторон. Он приветливо манит к себе человека своим удивительно скромным видом, белизной невысоких, слегка прикрытых камышовой кровлей стен, ласково смотрящими окошками с широко распахнутыми двустворчатыми ставнями. На фасаде домика, у входа — небольшая мемориальная доска: «Домъ, въ которомъ жилъ поэтъ М. Ю. Лермонтовъ». Она установлена в 1884 году группой почитателей поэта по инициативе русского драматурга А. Н. Островского. Из четырех комнат домика две занимал Столыпин, а две, обращенные окнами в сад, назывались «лермонтовской половиной», в них жил поэт.

О своих квартирантах хозяин усадьбы В. И. Чилаев записал в памятной «домовой» книге, хранящейся в настоящее время в музее: «С капитана Алексея Аркадьевича Столыпина и поручика Михаила Юрьевича Лермонтова, из С.-Петербурга, получено за весь средний дом 100 рублей серебром». Из сеней налево дверь в прихожую - небольшое полутемное помещение, откуда дверь направо ведет в зал, прямо - в приемную. Общий вид и обстановка комнат удивительно скромны. Низкие деревянные потолки, разноразмерные - от 8 до 16 стекол - окна, простые, обитые ситцем стулья. Многое говорит о том, что здесь жил поэт-изгнанник, вынужденный странствовать с подорожной «по казенной надобности» и нашедший в этом домике временный приют: колясочный сундук, походный складной самоварчик, узкая складная кровать...

Находясь в домике, нельзя без волнения думать, что стоишь в тех самых комнатах, где звучал голос Лермонтова, видишь подлинные деревянные полы, которые в ночной тишине легким скрипом отвечали на шаги поэта, остававшегося здесь после шумного дня наедине с собой. В приемной у окна стоит стол, у стены — колясочный сундук, обитый телячьей кожей. На стенах висят две акварели, приписываемые кисти Лермонтова, на которых изображены сцены из кавказской жизни. Дверь в деревянной перегородке соединяет приемную с маленькой буфетной. Здесь хранились вещи домашнего обихода, главным образом столовые принадлежности. В настоящее время здесь находится подлинный металлический поднос, которым пользовались слуги поэта. Рядом с ним — складной самоварчик, точно такой же был у Лермонтова. Большой интерес представляют принадлежавшие поэту серебряный молочничек и фаянсовая тарелочка. Здесь же находится старинное полотенце с вышитым на нем гербом рода Лермонтовых.

Хозяйство в лермонтовской квартире вели прибывшие с ним тарханские крестьяне Иван Соколов и Иван Вертюков, а также прислуживавший Лермонтову гуриец Христофор Саникидзе, крепостной В. И. Чилаева. Из приемной дверь ведет в спальню Столыпина. Алексей Аркадьевич Столыпин (Монго) приходился Лермонтову дядей, хотя был моложе поэта на два года. Близкий друг Лермонтова. Одновременно с ним служил в лейб-гвардии гусарском полку, был секундантом поэта на дуэли с Барантом. За участие в этой дуэли по требованию Николая I был возвращен из отставки и снова направлен в полк. В 1840 году служил вместе с Лермонтовым на Кавказе в отряде генерал-лейтенанта Галафеева.

Дом - музей Лермонтова. Территория музея-заповедника Комната Столыпина восстановлена на основании имеющихся планов и описаний домика. Это типичная комната кавказского офицера. Здесь находятся военный сюртук и офицерская фуражка, курительные принадлежности: чубук и табачница. Особый интерес представляет длинная и узкая, на шести ножках, железная походная кровать. Она воссоздана по форме кровати, принадлежавшей Лермонтову, точные размеры ее когда-то зафиксировал П. К. Мартьянов. Воссозданная кровать поставлена здесь, а не в спальне Лермонтова, где находятся подлинные вещи, принадлежавшие поэту. Спальня Лермонтова находилась в угловой комнате, обращенной окном в садик. В этой маленькой комнате, служившей поэту и временным рабочим кабинетом, Лермонтов оставался наедине со своими мыслями и чувствами. Чаще всего это было возможно ночью или на рассвете, когда он был один и можно было дать полную свободу самому сокровенному, что его волновало. О том, чем духовно жил поэт в эти часы, потомки узнали из единственного драгоценного источника, о котором в «Описи имения, оставшегося после убитого на дуэли Тенгинского пехотного полка поручика Лермонтова» было записано трагически просто: «8. Книга на черновые сочинения подарена покойному князем Одоевским в кожаном переплете...1».То, что было записано Лермонтовым в эту книгу, составило его поэтический дневник и явилось величайшим достоянием русской поэзии. Возможно, именно в этой маленькой комнате поэт написал «Дубовый листок оторвался от ветки родимой», «Выхожу один я на дорогу», «Нет, не тебя так пылко я люблю», «Пророк» и другие стихотворения, в которых с потрясающей силой выражены душевные тревоги и переживания поэта

Подлинную обстановку этой комнаты можно представить по описанию Мартьянова: «В кабинете Лермонтова такое же 16-стекольное окно, как и в спальне Столыпина, и дверь в зало. Под окном простой, довольно большой стол с выдвижным ящиком, имеющим маленькое медное колечко, и два стула. У глухой стены, против двери в зало, прикрытая двумя тоненькими дощечками, длинная и узкая о шести ножках кровать... и треугольный столик. В углу между дверями печь, по сторонам дверей четыре стула». Вещи, составлявшие обстановку кабинета Лермонтова, не сохранились.

Обстановка внутри домика лермонтова Теперь здесь установлены стол и кресло из петербургской квартиры поэта. Они были переданы музею в 1912 году троюродной племянницей Лермонтова Евгенией Акимовной Шан-Гирей. «С этим столом, — писала она, — как рассказывал отец, было у него связано много воспоминаний о поэте. За ним он читал отцу свои произведения. Накануне последнего отъезда Лермонтова из Петербурга они вместе разбирали бумаги, старые рукописи поэта, хранившиеся в ящиках его стола, отбирая нужные стихотворения для нового сборника, ненужные рукописи сжигали в камине». По-видимому, за этим столом были написаны Лермонтовым большинство произведений, созданных в Петербурге: «Бородино», «Смерть поэта», «Дума», «Мцыри», «Демон», «Герой нашего времени»...На столе лежат книги, которыми в этот период интересовался Лермонтов и просил прислать их в Пятигорск, о чем мы знаем из последнего письма его к Е. А. Арсеньевой.

Четвертая комната в домике называлась залом и служила поэту столовой и гостиной. «Слева, при выходе из кабинета, складной обеденный стол. В простенке между окнами — ломберный стол, а над столом — единственное во всей квартире зеркало; под окнами по два стула. Направо в углу печь. У стены маленький, покрытый войлочным ковром диванчик и перед ним преддиванный об одной ножке стол». Преддиванный столик, упомянутый Мартьяновым в этом описании обстановки гостиной, до сих пор стоит на том же месте. Лермонтов любил работать за ним, вынося его на террасу. И, может быть, вернувшись однажды после поздней прогулки домой Лермонтов, усевшись за этим столиком, написал бессмертные поэтические строки:

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.

Было о чем вспомнить и поговорить Лермонтову, встречаясь здесь с Руфином Ивановичем Дороховым, человеком исключительной храбрости. Вспыльчивость и несдержанность характера приносили ему много бед. Судьба свела поэта с Дороховым в 1840 г. на Кавказе, в отряде генерала Галафеева. Раненый Дорохов передал Лермонтову командование знаменитым отрядом «охотников». Нравились Лермонтову веселость и остроумие майора Льва Сергеевича Пушкина, наделенного тонким чувством юмора. Часто их можно было видеть вместе и здесь, на квартире поэта, и в других домах. Интересным собеседником Лермонтова был его давний знакомый, занявший квартиру по соседству, в доме В. И. Чилаева, Сергей Васильевич Трубецкой. Смелый, образованный человек, он снискал себе славу «знаменитого и высокодаровитого проказника», постоянно преследовался Николаем I. Вместе с Лермонтовым Трубецкой участвовал в Валерикском сражении и был ранен в этом бою.

В этом же сражении получил ранение и давний приятель Лермонтова Михаил Павлович Глебов, к которому поэт питал самые добрые чувства. Частым гостем был здесь поэт Михаил Васильевич Дмитриевский, близкий друг сосланных на Кавказ декабристов. Стихи его нравились Лермонтову. Обычно Лермонтов старался уделить внимание каждому из посетивших его друзей, развеселить собравшуюся компанию. Много шутил, рисовал шаржи и карикатуры. Вот увидел он загрустившего Глебова. Подойдя к нему, поэт сказал:

Милый Глебов,
Сродник Фебов,
Улыбнись,
Но на Наде,
Христа ради,
Не женись!

Но гостей лермонтовского домика увлекала не только царившая здесь веселость. Часто разгорались и продолжались до поздней ночи жаркие споры по вопросам общественно-политическим. Об этом, прежде всего, свидетельствуют воспоминания ссыльных декабристов, с которыми встречался Лермонтов в Пятигорске и которые бывали гостями в домике поэта. Любимым местом для работы и отдыха служила Лермонтову небольшая терраса, на которую вела дверь из гостиной. «Когда, бывало, он сядет на этом балконе писать стихи, — рассказывал X. Саникидзе, — то в течение всего времени, пока он занят был писанием, строго-настрого приказывал прислуге не беспокоить его и не пускать к нему туда никого».

Прихожая в доме лермонтова Недалеко от терраски в садике тихо шуршат листья старого клена, единственного сохранившегося современника Лермонтова. Он был свидетелем его уединенных трудов и вдохновенья. Он многое видел и своим существованием напоминает об этом всем, кто стоит под его густой кроной. По соседству с кленом растет молодой грецкий орех. Это-потомок огромного орехового дерева, стоявшего здесь во времена Лермонтова. Растет он из видимого до сих пор остатка могучего старого корня, как бы символизируя бессмертие лермонтовской поэзии. Рядом с этими деревьями в 1964 году в честь 150-летия со дня рождения поэта сотрудники музея посадили дубок. Пройдут годы, вырастет, зашумит могучий дуб и будет напоминать людям о написанном в этом домике поэтическом завещании Лермонтова:

Надо мной чтоб, вечно зеленея
Темный дуб склонялся и шумел.


Важнейшую часть литературно-мемориального комплекса, каким является музей «Домик Лермонтова», составляет его литературный отдел, экспозиция которого посвящена теме «М. Ю. Лермонтов на Кавказе». Именно с него начинается осмотр музея, так как представленные в его экспозиции материалы знакомят посетителей с историей связей Лермонтова с Кавказом и, в частности, с Пятигорьем. Расположен отдел в доме Верзилиных, являющемся одним из основных мемориальных памятников лермонтовского заповедника.

Дом Верзилиных в лермонтовское время был одним из наиболее известных в Пятигорске. Гостеприимство семьи генерал-майора П. С. Верзилина, состоявшей из хозяйки дома и трех дочерей (сам Верзилин в это время находился по делам службы вне Пятигорска), привлекало к нему многочисленное общество, главным образом из числа молодежи. Часто в гости приходил сюда и живший по соседству Лермонтов. «В продолжение последнего месяца перед смертью он бывал у нас ежедневно:»,— отмечала падчерица Верзилина Эмилия Александровна, вышедшая впоследствии, в 1851 году, замуж за троюродного брата Лермонтова Акима Павловича Шан-Гирея,-«Как сейчас вижу его,—вспоминала о Лермонтове Эмилия Александровна, — среднего роста, коротко остриженный, большие красивые глаза; говорил он приятным грудным голосом; любил повеселиться, посмеяться, поострить, затевал кавалькады, распоряжался на пикниках, дирижировал танцами и сам очень много танцевал... Бывало, сестра заиграет на пианино, а он подсядет к ней, опустит голову и сидит неподвижно час, другой. Зато как разойдется да пустится бегать в кошки-мышки, так, бывало, нет удержу... Характера он был неровного, капризного, то услужлив и любезен, то рассеян и невнимателен».

В часы хорошего настроения Лермонтов развлекал себя и веселил других остроумными экспромтами и эпиграммами, меткими шаржами и карикатурами. Известны, в частности, экспромты Лермонтова, посвященные дочерям Верзилиных — Эмилии, Надежде, Аграфене. Последний раз в дом Верзилиных Лермонтов пришел с Л. С. Пушкиным, С. В. Трубецким и другими знакомыми 13 июля 1841 года. В этот вечер он был вызван на дуэль.

Комната, где был вызван на дуэль Лермонтов Вот как вспоминала об этом Эмилия Александровна. «13 июля собрались к нам несколько девиц и мужчин и решили не ехать на собрание, а провести вечер дома... Михаил Юрьевич дал слово не сердить меня больше, и мы, провальсировав, уселись мирно разговаривать. К нам присоединился Л. С. Пушкин.., и принялись они вдвоем острить свой язык a qui mieux (наперебой. фр.). Ничего злого особенно не говорили, но смешного много; но вот увидели Мартынова, разговаривающего с младшей сестрой моей Надеждой, стоя у рояля, на котором играл князь Трубецкой. Не выдержал Лермонтов и начал острить на его счет, называл его «montagnard au grand poignard» (Горец с большим кинжалом. франц) (Мартынов носил черкеску и замечательной величины кинжал). Надо же было так случиться, что, когда Трубецкой ударил последний аккорд, слово «poignard» (кинжал) разнеслось по всей зале. Мартынов побледнел, закусил губы, глаза его сверкнули гневом; он подошел к нам и голосом весьма сдержанным сказал Лермонтову: «Сколько раз просил я вас оставить свои шутки при дамах»,—и так быстро отвернулся и отошел прочь, что не дал и опомниться Лермонтову, а на мое замечание «язык мой—враг мой», Михаил Юрьевич отвечал спокойно: «Cen' est rien; damain nous serons bons amis» (Это ничего, завтра мы будем добрыми друзьями. франц). Танцы продолжались, и я думала, что тем кончилась вся ссора. На другой день Лермонтов и Столыпин должны были ехать в Железноводск. После уже рассказывали мне, что, когда выходили от нас, то в передней же Мартынов повторил свою фразу, на что Лермонтов спросил: «Что же, на дуэль, что ли, вызовешь меня за это?». Мартынов ответил решительно: «да», и тут же назначили день».

В верзилинском доме долгие годы жила дочь Эмилии Александровны и Акима Павловича, троюродная племянница Лермонтова, Евгения Акимовна Шан-Гирей, скончавшаяся здесь же в 1943 году в возрасте 87 лет. Обстановка гостиной восстановлена в прежнем виде. Одна из четырех дверей гостиной ведет в коридор и на сохранившуюся до наших дней старую каменную лестницу, на которой Мартынов задержал Лермонтова, явно провоцируя его на ссору. Здесь поэт был вызван на дуэль.

В настоящее время в доме Верзилиных, наряду с мемориальной гостиной, в шести комнатах расположен литературный отдел музея. Исторические документы, автографы Лермонтова, книги и журналы того времени, картины и рисунки поэта, портреты людей из его кавказского окружения, виды мест, где приходилось странствовать поэту, и другие изобразительные и документальные материалы рассказывают посетителям музея о том, какое особое место занял Кавказ в жизни и творчестве Лермонтова, что дало общение поэта с этим краем русской литературе.

После осмотра экспозиции литературного отдела и мемориальной гостиной в верзилинском доме посетители переходят в Домик Лермонтова. Вымощенная машукским камнем дорожка, соединяющая эти два дома, проходит по территории усадеб П. С. Верзилина, И. В. Уманова, В. И. Чилаева. По затерявшимся теперь внутриусадебным тропинкам не раз проходил Лермонтов, навещая своих знакомых. Выходя из Домика Лермонтова, обратим внимание на расположенный рядом дом, в котором жил сам хозяин усадьбы В. И. Чилаев. Несколько комнат в этом доме занимали С. В. Трубецкой и А. И. Васильчиков. Построен он в 1824 году. Сохранившиеся каменные стены, потолки, двери, оконные переплеты и другие детали хранят память о том времени, когда Лермонтов был частым посетителем «старого» хозяйского дома.

Поселившись в домике на чилаевской усадьбе, Лермонтов заходил иногда в угловой дом Уманова, где жил в то время его бывший однополчанин по Гродненскому гусарскому полку А. И. Арнольди. Вот что пишет Арнольди об этом доме и своих соседях: «На дворе дома нами занимаемого, во флигеле поселился Тиран, по фасу к Машуку подле нас жил Лермонтов с Столыпиным, а за ними Глебов с Мартыновым. С галереи нашей открывался великолепный вид: весь Пятигорск лежал как бы у ног наших, и взором можно было окинуть огромное пространство, по которому десятками рукавов бежал Подкумок...»

Внешний вид дома, построенного в 1823 году, теперь полностью реставрирован. Восстановлена и веранда, с которой и сейчас открывается прекрасный вид, которым, несомненно, много раз любовался отсюда и Лермонтов, бывая в доме Уманова. За два дня до дуэли поэт, как вспоминает Арнольди, подъехал «...верхом на сером коне в черкесском костюме к единственному открытому окну нашей квартиры, у которого я рисовал, и простился со мною, переезжая в Железноводск».

В настоящее время в этом доме размещена экспозиция отдела «М. Ю. Лермонтов в изобразительном искусстве». В нем представлены портреты Лермонтова, иллюстрации к произведениям поэта, выполненные русскими и советскими художниками: К. А. Савицким, И. Е. Репиным, М. А. Зичи, С. В. Ивановым, В. А. Серовым, М. А. Врубелем,Б. М. Кустодиевым, Д. И. Митрохиным, Н. К. Кузьминым, Н. П. Ульяновым, Ф. Д. Константиновым, В. Н. Кутявиным и другими.

Размещение в умановском доме изобразительного отдела обосновано не только объективными причинами музейного характера, но и субъективно желанием отметить тот факт, что в доме этом случайно сошлись пути людей, причастных к изобразительному искусству. Офицер А. И. Арнольди увлекался рисованием. Лермонтов подарил ему две своих картины: «Воспоминание о Кавказе» и «Черкес». Арнольди зарисовал вид терраски домика, в котором жил Лермонтов в Пятигорске, Он же запечатлел могилу поэта на пятигорском кладбище.

Вход в дом - музей Лермонтова в Пятигорске Вместе с Арнольди в этом доме поселился и его учитель живописи художник Р. К. Шведе, доводившийся двоюродным братом сослуживцу Лермонтова по Гродненскому гусарскому полку М. И. Цейдлеру, тоже увлекавшемуся скульптурой и живописью. На веранде этого дома Р. К. Шведе с натуры написал портрет декабриста Н. И. Лорера. На другой день после дуэли Шведе нарисовал Лермонтова на смертном одре. По этому посмертному портрету Цейдлер позднее сделал гипсовый барельеф, хранящийся теперь в фондах музея-заповедника М. Ю. Лермонтова в Пятигорске. Чтобы напомнить посетителям музея обо всех этих событиях, связанных с временными обитателями умановского дома, в небольшой комнате, предворяющей основную экспозицию, создана условно обстановка, в некоторой мере воспроизводящая быт художника. Здесь можно видеть мольберт с названными уже рисунками А. И. Арнольди, портрет Н. И. Лорера работы Р. К. Шведе и другие экспонаты.

После осмотра экспозиции в доме Уманова посетители вновь выходят на усадьбу музея, на священный уголок земли, овеянной памятью о Лермонтове. Особенно здесь хорошо вечером, когда стихает городской шум, воцаряется тишина. В эти часы легко представить себе ту обстановку, которая окружала здесь поэта, с ее бытом, с ее голосами, со скрипом арбы и звуком выливающейся в ведра воды, привезенной бочкой из Подкумка, — все то, что видел поэт, что сопутствовало здесь его думам, его трудам и вдохновенью. Здесь зажег Лермонтов неугасающий благодатный поэтический очаг, согревающий сердца всех, кто к нему приходит.

Реклама на сайте




Музей М. Ю. Лермонтова Музей А. А. Алябьева Лермонтовские места Достопримечательности Достопримечательности Старые открытки и фото Фото Пятигорска Фото Железноводска Фото Кисловодска Фото Ессентуков Объективы друзей Наш Пятигорск Online